Смирнов Дмитрий Витальевич

Об адвокате

Адвокат Смирнов Дмитрий ВитальевичПредседатель Коллегии Адвокатов города Москвы «Смирнов, Варзиев, Романенко и партнеры», кандидат юридических наук.

Член Адвокатской палаты Московской области. Зарегистрирован в государственном реестре адвокатов, регистрационный номер 50/2651. Стаж работы по юридической специальности с 1992 года. Адвокатской деятельностью занят с 1996 года.

Специализация:

Практика

Адвокат Смирнов Дмитрий Витальевич

В практике любого адвоката есть дела, как порой говорят, «выигрышные», есть и «проигранные», Хотя я лично не сторонник такого деления адвокатской практики. На мой взгляд, и со мной согласны многие коллеги, адвокат не играет дело, а работает по делу, то есть находит доказательства, которые могут быть полезны для клиента, выстраивает их в нужный «боевой порядок» и основываясь на Законе добивается благоприятного для клиента результата. Судебные дела это не игра, здесь, в отличие от игры,  нельзя надеяться на удачу и везение. Хотя, в судебном процессе порой приходится играть, в театрально-актерском смысле слова. Но очень редко такая игра сама по себе имеет решающее значение для дела.

Да и что считать выигрышем в стране где оправдательных приговоров менее пяти процентов? Успех ли, когда подзащитный приговаривается к трем годам реально, за хулиганство с отягчающими последствиями? А можно ли считать  успехом, когда за тяжкое преступление человек получает десять лет условно. В моей практике было и то и другое. А иногда мировое соглашение по арбитражному или гражданскому делу может для клиента принести больше пользу, чем длительные судебные баталии.

В данном разделе собраны и в кратком виде изложены наиболее интересные дела, а уж положительный или отрицательный результат – решать читателю.

Уголовные дела

Дело о ДТП, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего (1996г.)

В середине 90-х, на Кутузовском проспекте произошло ДТП. В крайнем левом ряду двигался автомобиль ВАЗ, которым управлял К. Внезапно иномарка, идущая в соседнем ряду справа совершила резкий маневр влево и, подрезав ВАЗ, скрылась на большой скорости. Но К, видимо испугавшись, совершил маневр влево. А в это время по крайней левой полосе навстречу двигался автомобиль под управлением С. Выехавший на встречную полосу а втомобиль К задевает задний бампер автомобиля С, от чего последний попадает на встречную полосу движения, под встречный инкассаторский автомобиль. С погибает. Автомобиль К проезжает все полосы Кутузовского проспекта и без единой царапины останавливается у бордюра.

Дела о ДТП со смертью всегда досадны. Здесь, за редким исключением, нет злодея и праведника, нет умысла, а есть нелепая случайность, глупость и неосторожность. Но от этого не легче. Поиск доказательств, оправдывающих К успехом не увенчался,  найти очевидцев происшествия, как и скрывшуюся иномарку не удалось. Оставалось одно – смягчающие вину доказательства. Как часто бывает, что участники ДТП ангажированные своей «правотой» впадают в амбиции, занимают твердолобую и негибкую позицию, и в итоге, вредят себе. А ведь смягчающие обстоятельства можно, и даже нужно сформировать и подать суду в нужном ракурсе, да так, чтобы и сам потерпевший просил суд не наказывать подсудимого.

Здесь, на мой взгляд, искусство общения адвоката с потерпевшими порой бывает более необходимо для подзащитного, чем поиск огрехов в протоколах следственных действий (хотя последнее бывает тоже действенно). Это проверено неоднократно в делах с гибелью потерпевших в ДТП.

К получил уголовное наказание в размере одного года лишения свободы условно и освобожден по амнистии, как имеющий государственную награду.

Дело экс-старателя (1997г.)

Н появился в моем офисе по звонку давнего и очень близкого приятеля, который попросил помочь и провести дело бесплатно. У человека просто не было денег, даже на жизнь, хотя до этого Н двадцать лет работал на золотом прииске. Помню, как он сидит передо мной, потирая узловатые ладони труженика и рассказывает, что золото есть везде, во всех предметах, только надо его уметь добыть и не всегда это возможно по техническим причинам. А за 20 лет на прииске он многому научился. Но, хотя и уехал он с прииска человеком не бедным, накопления как-то быстро кончились, работы не было. Но он вывез с собой с прииска несколько банок с необогащенной породой, практически с землей, которая еще не была золотом, но если подойти со знанием дела, то в домашних условиях его можно было получить. И когда жизнь «приперла» Н. смог добыть золото и решил его продать, чтобы заткнуть дыры в семейном бюджете. В Тверской области, где проживал Н, сделать это было для него затруднительно и он, собрав золотой песочек в узелок из носового платка, поехал в Москву. Первое, важное для себя, что он увидел сойдя с поезда, была автомашина с объявлением «Куплю часы, иконы, золото». Н, «ничтоже сумняшеся» подошел к машине и сделал людям, сидящим в ней, «предложение, от которого невозможно отказаться». Они очень заинтересовались и, договорившись о цене, предложили совершить сделку на следующий день.  На следующий день довольный Н. пришел в офис фирмы по ранее оговоренному адресу. Его усадили за стол, предложили показать товар.  Н. подписал договоры, получил деньги, в присутствии покупателей их пересчитал,  но когда стал уходить его….. попросили остаться. Задержание расписали «как по нотам» – меченые купюры, поняты, протокол…Статья 162(7) УК РСФСР  незаконные сделки с валютными ценностями, крайняя санкция – до пяти лет лишения свободы с конфискацией имущества. И меня попросили ему помочь (!?). Ни одной зацепки в деле. Решено было защищать Н акцентируя внимание суда на положительных данных, характеризующих личность Н. – ( труженик, семья, дети, стечение тяжелых жизненных обстоятельств). Это одно из немногих моих дел, в которых речь адвоката имела решающее значение для размера наказание. Год условно. Н. даже прослезился. Обещал к осени привезти картошки. Не привез. Но мне это дело памятно.

Дело псевдокиллеров (вымогательство) 1999 г.

Ко мне обратилась женщина с просьбой помочь ее сыну М. Трое парней, А, В, и М решили подзаработать. Один из них где-то услышал, что неподалеку живет коммерсант Н, который имеет определенные средства, но страшно опасается что его «закажут». При этом коммерсант имеет охрану, машину и весь комплект положенных коммерсанту атрибутов.

И задумали они следующий злодейский план. Один из них, А, подошел раненько утром к машине коммерсанта и сообщил водителю, что у него есть секретная информация для Н и оставил свой телефон. Н естественно позвонил и они договорились о встрече. На этой встрече А доверительно сообщил Н, что он никто иной как киллер, и ему заказали Н. Но, естественно, он не хочет исполнить заказ и за соответствующую плату в свободно конвертируемой валюте готов отказаться от заказа. Самое интересное, что деньги ему дали! (Что уж он такое рассказал?!)

Но через какое то время они (деньги), как ни странно, кончились. И парни решили снова вспомнить про источник обогащения в виде доброго коммерсанта. Теперь ему позвонил М. Сценарий развивался примерно также. За исключением того, что догадливый коммерсант успел поднять на ноги службу безопасности и милицию. Последние сработали четко: меченные купюры, понятые, задержание. В милиции парни во всем признались, все написали как им сказали милиционеры – оставалось сходить в суд за приговором и упаковать вещи.

Однако следствие квалифицировало деяние почему-то как вымогательство организованной группой, хотя для вымогательства важна реальность угрозы жизни или здоровью. В данном случае реальной угрозы не было и коммерсант, как следовало из материалов дела, это понял. На этом удалось покачнуть позицию обвинения. Упаковывать вещи не пришлось: хотя и был обвинительный приговор, но с условным сроком.

С милицией шутки плохи  Дело о посягательствена жизнь сотрудника правоохранительного органа (2000г.)

Жила – была большая семья А. Три брата, их жены, дети. Старшему А было около 50, среднему около 45, младшему около 40. Общий бизнес, связанный с фаст-фуд, престижные автомашины. Беда, как всегда, подкралась внезапно, из пороков людских.

Пошел старший А в ресторан. Видит – сидят девушки. Подсел – разговорились. И стал А. рассказывать,  что он очень крутой парень – и цепь у него есть, золотая и тяжелая, и даже пистолет - черный и газовый, правда о последнем качестве пистолета он не упоминал. Хорошие это были девушки или не очень, речь не о том, но одна из них встала и уехала с А на его автомашине, оставив подругу одну.

На следующий день в отделении милиции появилось заявление от той девушки, что осталась в ресторане, о том, что ее подругу похитили и увезли на автомобиле черного цвета. А от той девушки, что уехала, – заявление о том, что в подсобке мини-пекарни ее пытался изнасиловать малознакомый мужчина, с которым она познакомилась в ресторане. Оперативники как-то сразу догадались, что речь идет именно об А. и выслали к его дому группу. Оперативная группа из трех человек в гражданке была вооружена одним пистолетом и одним удостоверением сотрудника милиции на всех. Но желание брать преступника было огромным и с ним они пришли на квартиру, но не старшего А, а его брата – среднего А. Квартира размещалась на первом этаже и находились в ней в это время жены всех братьев и двое трое детей,  старшим из которых был девятнадцатилетний племянник Э.

Был вечер, пили чай. Вдруг грохот в дверь – откройте милиция. Женщины оцепенели от ужаса, но дверь не открыли, а поинтересовались целью прихода, а также удостоверением сотрудника милиции. Удостоверение гость показал, но в дверной глазок его не очень то увидишь, и она попросила постучать к соседям, чем еще больше разозлила оперативников. И они застучали в дверь с новой силой. Младшие дети заревели. Тогда Э принял странное решение: он выпрыгнул в окно чтобы призвать мужчин на помощь. Но только он выпрыгнул в окно его тут же схватил оперативник, следивший за подъездом. На его зов выбежали из подъезда другие оперативники и стали бить Э. Женщины открыли окно и стали голосить на всю улицу, что бандиты убивают Э. Детвора выбежала из дома за мужчинами. Братья А прибыли когда Э был уже весь в крови. От вида Э и всего произошедшего, А в гневе напали на обидчиков Э и через некоторое время те уже оказались на земле. Самое интересное, что приехавший наряд милиции спокойно смотрел на побоище, т.к. как братья А им были хорошо известны, а оперативники в гражданке почему-то нет. И это происходило пока один из оперативников не додумался подозвать любознательных милиционеров и показать им удостоверение. Тут-то братьев А и задержали.

Дело сложное, многоэпизодное, с серьезным составом – посягательство на жизнь работников правоохранительных органов (санкция от 12 до 20 лет лишения свободы, с возможным пожизненным лишением свободы), у старшего А еще и покушение на изнасилование (по санкции - до 6 лет лишения свободы). И самым сложным было противостоять лоббированию дела со стороны милиции. Этот прессинг чувствовался на каждой стадии уголовного процесса.

Основной упор защиты был направлен на то, чтобы доказать, что А вступая в драку не осознавали что применяют силу именно к сотрудникам правоохранительных органов. Я считаю это удалось. Но суд был ангажирован, поэтому решение парадоксально – братья А признаны виновными, все получили длительные сроки от 7 до 12 лет. Э – три года. Но все сроки - условно.

Дело об уклонение от уплаты налогов (1999 - 2000г.).

Генеральный директор ООО «ХХХ», назовем его М.,  обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч.2  п. «г» ст.199 УК РФ в том, что он уклонился от уплаты налогов с организаций путем внесения в бухгалтерские документы заведомо ложных данных о доходах и расходах, а также скрыл от налогообложения денежные суммы, перечисленные по договорам субподряда на проведение строительных работ   (Налог на прибыль, НДС)

Преступная деятельность М., по мнению тогда еще действовавших органов налоговой полиции состояла в том, что он предоставлял в налоговый орган отчетность, содержащую недостоверные сведения о фактических результатах финансовой  деятельности фирмы. Кроме того, М. якобы, завысил себестоимость строительных работ перечислив, деньги за субподряд незаконно зарегистрированным организациям.

Логика правоохранительных органов была проста: раз организации зарегистрированы фиктивно, значит, субподряд незаконен, а значит деньги перечисленные субподрядным организациям нельзя относить на затраты. Отнеся перечисление по договорам подряда на затратную часть подсудимый внес недостоверные данные в бухгалтерскую отчетность и, тем самым, уклонился от налогов с организаций. Таким образом, ключевой позицией предварительного следствия являлось то обстоятельство, что регистрация субподрядных организаций арбитражным судом гор. Москвы была признана незаконной.

Позиция защиты по делу была выстроена с учетом судебной практикой арбитражного суда. Пленум Высшего Арбитражного Суда в Постановлении от 24.06.97г. №4569/96 указал, что нарушения налогового законодательства, выявленные при проведении налоговой проверки у одного предприятия не могут служить доказательством неправомерных действий другого налогоплательщика. Фиктивность регистрации юридического лица не является виновным деянием другого юридического лица.

Кроме того,  пока велось предварительное следствие и дело назначалось к суду, адвокаты нашего адвокатского бюро успели обеспечить вступившее в силу решение Арбитражного суда гор. Москвы, которым было установлено, что ООО «ХХХ» правомерно списывала на затраты денежные суммы, перечисленные субподрядным организациям ООО «ЛЛЛ» и «ZZZ».

Никаких доказательств умысла подсудимого М. на уклонение от налогов, а без данного элемента состава преступления деяние не может быть квалифицировано по ст.199 УК РФ. Более того, материалы дела позволяют судить о том, что М не знал и не мог знать то, что фирмы зарегистрированы незаконно.

Во-первых М. на допросах ни разу не менял своей твердой позиции о том, что представители вышеназванных фирм обратились а ООО «ХХХ» по рекламе в газете. Указывались приметы лиц, представлявших указанные фирмы, а также обращалось внимание следствия на то, что телефоны находятся в записной книжке (еженедельнике), изъятом предварительным следствием. Этот еженедельник действительно был изъят, что отмечено в описи изъятых документов. Имея на руках записную книжку и телефоны органы предварительного следствия обязаны проверить показания М. Однако … изъятая по описи записная книжка, содержащая адреса и телефоны таинственным образом исчезла и вообще не приобщена к материалам дела. То есть, имея реальную возможность изобличить моего подзащитного органы следствия не сделали этого.

Бухгалтерский учет велся в соответствии с Положением о бухгалтерском учете.

Изучая рассматриваемое уголовное дело, защита столкнулась с тем фактом, что важнейшие для дела документы (договоры, акты приема-сдачи работ, формы 2, счета за произведенные субподрядные работы) отсутствуют. Указанные документы имели оправдательное значение для дела, подтверждая выполнение субподрядчиками строительных работ и тот факт, что денежные перечисления субподрядным организациям производились за действительно выполненные ими работы. Данные документы были изъяты органами налоговой полиции при проведении оперативно-розыскных мероприятий по акту.  Однако изъяв из дела (укрыв) оправдывающие М. письменные доказательства и оставив в деле лишь документы, имеющие обвинительный уклон, органы следствия нарушили требование УПК о тщательной, всесторонней и объективной проверке всех, собранных по делу доказательств, а также о всестороннем полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности.

Вместе с тем ни акт налоговой проверки ни материалы предварительного следствия не содержали сведений того, что при оформлении отношений с субподрядчиками нарушался порядок ведения первичной документации. Наоборот, показания свидетеля Г., данные ей на предварительном следствии и в суде свидетельствуют о том, что бухучет основывался на надлежаще оформленной первичной документации. Эти показания ничем не опровергнуты.

В условиях отсутствия, по вине следствия, первичной документации вступает в силу принцип, закрепленный в ст.49 Конституции РФ – неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого. Суд вынес в отношении М. оправдательный приговор.

Гражданские дела.

Дела о разделе имущества супругов

В делах о разделе имущества супругов, а таких  пришлось вести множество, возникал целый ряд курьезных вопросов. Делили например имущество одна очень состоятельная бывшая семья. Имущество нажитое в браке состояло из квартир, автомобилей и дач. Мужик попался жадненький и, наверное по наущению своего адвоката, моего процессуального противника, решил отобрать и супруги ее драгоценности и ….шубу.

Казалось бы, шуба… предмет одежды и в качестве последнего ни при каких обстоятельствах не должен быть предметом, подлежащим разделу. Но…согласно закону подлежат разделу предметы роскоши. Шуба стоимостью более 15 000 долларов США, по мнению бывшего мужа, являлась предметом роскоши, который надо делить. Удалось обосновать то, что шуба такой стоимости является носильной вещью, сославшись на то, что супруга сама предприниматель и успешный, носит эту вещь постоянно (свидетели подтвердили этот факт). Драгоценности были подарены….

Суд был на стороне бывшей супруги, но сам факт…

Когда я берусь за дело о разделе имущества, первым делом ищу пути примирения «враждующих сторон» с тем, чтобы поделить имущество, не доводя дело до суда, и в 90% случаях это удается. А некоторые бывшие супруги, дело которых я вел лет пять-шесть назад, при встрече, упоминали, что хорошо, что раздел не дошел до суда и эмоции не возобладали над здравым смыслом.

В одном из споров о разделе имущества супругов (я защищал интересы мужа) супругой было заявлено требование о разделе как общего имущества принадлежащих мужу акций в нескольких акционерных обществ.

В силу ст. 34 Семейного кодекса Российской Федерации ценные бумаги (например, акции), паи, доли в уставном капитале коммерческих организаций признаются общим имуществом супругов. В силу этого раздел указанного имущества может быть осуществлен по соглашению сторон или же судом, при отсутствии такого соглашения.

Если в составе подлежащего разделу общего имущества супругов имеются акции открытого акционерного общества, то вступившее в силу решение суда о разделе акций между супругами будет являться основанием для внесения держателем реестра акционеров изменений в соответствующий реестр акционеров.

Однако предметом данного спора были акции закрытого акционерного общества.
Акции такого общества распределяются только среди акционеров этого общества. Кроме того, акционеры обладают преимущественным правом приобретения акций, продаваемых или иным образом передаваемых третьему лицу. Руководствуясь этим, суд отказал супруге в заявленном требовании и обязал мужа выплатить супруге сумму, равную половине номинальной стоимости акций, так как о рыночной оценке стоимости акций супруга не заявляла и доказательств такой стоимости суду не представила (явная ошибка адвоката). При разрешении вопроса мировым соглашением она могла получить значительно больше номинальной стоимости. Но она об этом не догадывается.

Споры о наследстве

Дело о трансмиссии наследства.

Ко мне обратилась гр-ка А, с просьбой оказать помощь в ведении в суде спора о наследстве после ее сестры П.

П работала на заводе и занимала хорошо оплачиваемую должность. На работе ее ценили. Квартира, дача, машина… полный комплект советского счастья. Да вот была личная жизнь у П. была - тяжелее некуда. Муж ее, глубоко пьющий мужчина, с которым она жила в одной квартире в течение 10 лет находясь в разводе, умер. Ребенок, был тяжело болен и постоянно находился на лечении в специализированной лечебнице.

Внезапно П умерла. А через два месяца умер, уже ставший совершеннолетним, находившийся в больнице, сын П.

Гр-ка А приехала в Москву из другого города с целью принятия наследства после сестры. В установленном порядке подала заявление нотариусу. И тут неожиданно выяснилось, что на наследство претендует некто С. Как оказалось, это сын мужа П от другого брака. Причем он претендует на наследство после брата, который умер в лечебнице.

Однако С заявил о своих правах нотариусу через 6 месяцев, пропустив установленный законом срок. Нотариус естественно ему отказал и С обратился в суд с иском о признании права на наследство по закону после брата и попросил суд восстановить пропущенный срок принятия наследства.

Дело прошло все возможные инстанции, включая Верховный Суд РФ.

С полагал, что его брат, являясь наследником после его матери, должен принять и принял наследство фактически, а он, С, соответственно, должен принять наследство после своего брата.

Мною была выстроена иная позиция по делу. В силу п. 4 ст.35 ГК РФ опекунами и попечителями граждан, нуждающихся в опеке или попечительстве и находящихся или помещенных в соответствующие воспитательные, лечебные учреждения, учреждения социальной защиты населения или другие аналогичные учреждения, являются эти учреждения. Брат С находился (постоянно проживал) на излечение в стационарном лечебном учреждении. Следовательно лечебное учреждение в силу закона должно было принять наследство за С., либо обеспечить принятие наследства самим С.

В наследственном деле нотариуса были доказательства того, что последний направлял в лечебное учреждения запросы и требования о совершении действий по принятию наследства за брата С. Однако это сделано не было. Следовательно, наследство не было принято. А, в отличие от лечебного учреждения в установленный срок подала заявление о принятии наследства после сестры.

Все судебные инстанции согласились с этой позицией, хотя дело длилось два с лишним года.

А ведь еще перед самым началом судебных споров я предложил адвокату С. и ему самому заключить мировое соглашение и поделить наследство. Однако С., посоветовавшись с адвокатом, заявил – «либо все нам, либо все государству» (???). В недоумении я снял предложение. В итоге процессуальным противником потеряно время, силы, средства, и результат. Я еще раз убедился на чужом примере в том, что не надо быть слишком ангажированным своей позицией, худой мир лучше…. В большинстве наследственных дел мне удается отстоять интересы клиента без длительных судебных тяжб.

Берегите родителей от «черных риелторов».

Одна моя клиент, назовем ее Н, была очень эффективным менеджером одной широко известной компании. Будучи женщиной очень целеустремленной, добилась на своей работе больших успехов. Имела хорошую зарплату, часто ездила в загранкомандировки, пользовалась в коллективе большим и заслуженным уважением. Однако, отдавая практически все время построению карьеры, она как-то забыла об общении с родителями. Точнее с отцом, который был в разводе с матерью О, и жил отдельно, имел в собственности квартиру и, как это часто бывает с одинокими людьми стал объектом пристального внимание некой группы людей (назовем их «тимуровцами»), которые порой специально ищут одиноких и пожилых людей для того, чтобы помочь им быстро прожить остаток жизни. И таким теплым и трепетным было общение отца О с «тимуровцами», что он стал вести себя необычно, носил с окружающих мусоросборников к себе в квартиру различные предметы, завалив ими всю ее площадь до потолка. Когда О узнала об этом, обратилась ко мне. Отец был срочно помещен в больницу, где медики обнаружили у него тяжелое психическое заболевание. А в последующем, суд, по заявлению О, признал ее отца недееспособным, назначив опекуном О.

Но с этого момента все только началось. Примерно через месяц появилось исковое заявление от некой госпожи о понуждении отца заключить договор купли продажи квартиры. Оказалось «тимуровцы», одна из них Л, заключила с отцом О предварительный договор купли- продажи его квартиры, по которому они даже оплатили ему официально какую-то денежную сумму на сберкнижку. Правда, как выяснилось, денег он этих не видел, так как в сберкассу он ходил вместе с тимуровцами которые тут же эту сумму у него изымали под различными предлогами. Но, тем не менее, иск есть иск, и необходимо было искать не эмоциональные, а правовые аргументы по заявленному требованию. Таковыми аргументами был ряд ошибок тимуровцев, которые недостаточно корректно обходились с нормами гражданского кодекса о предварительном договоре, а также то обстоятельство, что после признания отца недееспособным, именно опекун должна решать заключать ли договоры купли-продажи или нет. Суд отказал «тимуровцам» в иске.

Через два месяца отец О умер. И тут вдруг выясняется, что имеется завещание, выданное отцом при жизни на другого «тимуровца». И это завещание необходимо было оспаривать О в суде. Был подготовлен и подан соответствующий иск. По ходатайству адвоката проведена посмертная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, которая выявила, что отец О, давая завещание не был способен понимать значение своих действий и руководить ими. Судебное решение было в пользу О – завещание признано недействительным.

В целом дело имело благополучный исход и черные риелторы не добились своей цели, но ведь О можно было избежать всего этого вороха проблем просто более тесно и чаще общаясь с отцом. Чаще общайтесь с родителями!

Жилищные дела

Офицер К. проходил военную службу в одном из подмосковных гарнизонов. Выделили ему служебное жилое помещение - однокомнатную квартиру. К. женился, в семье появился ребенок. Однако послужив восемь лет, К. разочаровался в военной службе и решил расторгнуть контракт с Министерством Обороны досрочно. Через некоторое время К. получил вызов в суд. Воинская часть предъявила иск о выселении К. и его семьи из служебного жилого помещения на основании ст. 107 ЖК РСФСР без предоставления другого жилого помещения. 

В таких делах следует в первую очередь определиться со статусом жилой площади: является ли данное помещение служебным и как оно выделялось гажданину.

По данному делу помещение выделялось ему не как служебное, а как ведомственное жилое помещение, в целях улучшения жилищных условий.

Как следовало из письма Председателя Центральной жилищно-бытовой комиссии воинской части (Истца), спорная жилплощадь была передана для распределения подразделению где служил К. для решения жилищного вопроса очередников части. На момент передачи ГДО спорной квартиры К. стоял в очереди вторым и проживал на частной квартире и не был обеспечен жильем. К. был уведомлен о том, что ему предоставляется право осмотреть спорную квартиру на основании смотрового ордера и дать свое согласие или несогласие на заселение в нее. Указанный смотровой ордер не содержит никаких ссылок, что квартира является служебной. Как было указано в исковом заявлении, спорное жилое помещение было предоставлено К. в соответствии с решением жилищно-бытовой комиссии войсковой части, оформленного протоколом.

 Согласно ст. 105 ЖК РСФСР, служебные жилые помещения предоставляются по решению администрации предприятия, в ведении которого находится это помещение. По смыслу закона в этом решении должно быть указано на то, что жилплощадь выделяется как служебная. Таким образом, ни один из первичных документов о распределении спорной жилплощади К. не содержат никаких ссылок о том, что жилая площадь предоставляется Ответчику в качестве служебной.

Имевшиеся в деле копия финансово-лицевого счета, выписка из домовой книги, также не содержали указаний на то, что помещение Ответчику предоставлено как служебное, на срок его военной службы либо в связи с его военной службой.

Кроме того, с гражданином, на имя которого выдан ордер на служебное жилое помещение, заключается письменный договор найма помещения на все время работы нанимателя, в связи с которой ему предоставлено это помещение (ст. 106 ЖК РСФСР).

Договор найма, предметом которого бы являлась спорная квартира, как служебное жилое помещение с К. заключен не был.

Действующее военное законодательство предусматривает, что военнослужащие, получающие служебные жилые помещения, заключают жилищный договор с Министерством обороны Российской Федерации (иным федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба). 

Порядок заключения данного договора регулируется «Положением об условиях и порядке заключения жилищного договора между военнослужащими и Министерством обороны Российской Федерации или иным федеральным органом исполнительной власти, в котором законом предусмотрена военная служба» (утверждено Постановлением Правительства РФ от 4 мая 1999 г. N 487). В жилищном договоре определяется порядок предоставления служебного жилого помещения, его содержания и освобождения. Однако, в нарушение действующего законодательства, указанный договор с Ответчикам также не заключался. Таким образом материалы имеющиеся в деле свидетельствуют о том, что предоставление Ответчику спорного жилого помещения не было обусловлено ни сроком его военной службы, ни прохождением военной службы вообще. Никаких договоров или соглашений о предоставлении Ответчику спорного помещения как служебного заключено не было.  В этих условиях говорить о том, что квартира предоставлена Ответчику в качестве служебной нельзя. То естьвоинская часть предоставила К. жилое помещение не как служебное, а в качестве постоянного места жительства.

Суд принял доводы, изложенные защитой, и отказал в выселении К. из занимаемого жилого помещения.

Страховые споры

Ф. приобрел новый автомобиль и застраховал его от ДТП. Отъездив некоторое время попал в аварию. Автомобиль подлежал серьезному ремонту. В страховой компании предложили Ф. бесплатный ремонт автомобиля за счет страховой компании. Счастливый Ф. согласился и отогнал автомобиль в указанный автосервис. Через какое-то время автомобиль отремонтировали. Однако когда Ф. приехал его забирать директор сервиса отказался выдать автомобиль со ссылкой на то, что страховая компания ремонт автомобиля не оплатила.

Что делать? С этой бедой и обратился ко мне Ф. Действительно получается заколдованный круг – автомобиль сделан и пылится в автосервисе, но забрать его нельзя т.к. работы по нему не оплачены.

Обратится с иском к автосервису об истребовании имущества?  Но это госпошлина в процентном отношении от стоимости имущества (автомобиля) и год судиться в суде общей юрисдикции.

Обратиться с иском к страховой компании о выплате страхового возмещения в адрес автосервиса – то же самое.

Заплатить за ремонт автосервису, а потом взыскать деньги со страховщиков – глупо, затратно и долго, а вдруг страховщик обанкротится?

Тогда я обратился к автосервису с предложением решить дело следующим образом: просудить дело по данному заказу в интересах автосервиса. Это арбитраж, то есть дело пройдет быстрее. Руководство автосервиса с интересом встретило мое предложение и выдало доверенность на ведение дела. В иске к страховой компании я начислил приличную неустойку. А в заседании предложил условия мирового соглашения – если страховщик платит сервису в течение трех дней, последний отказывается от штрафных санкций. Предложение было принято: автосервис получил свои деньги, и сразу отдал Ф. автомобиль.

Но Ф. на этом не остановился, он настаивал, чтобы я наказал страховщика и попросил меня обратиться с иском о компенсации морального вреда в соответствии с законом о защите прав потребителя. Я было пытался его отговорить со ссылкой на судебную практику, которая не признает страхование услугой, на которую распространяется законодательство о защите потребителей … Но внимательно почитав «Правила страхования» страховой компании, я уяснил из их текста, что услуга по предоставлению ремонта автомобиля – это не страховая услуга, а некая дополнительная услуга, не относящаяся к собственно страхованию, а значит можно распространить на нее нормы закона о защите прав потребителя, включая не только компенсацию морального вреда, но и штрафные санкции за нарушение сроков исполнения услуги. Оставалось убедить в этом суд. Мне это удалось. Судья Тушинского суда была удивлена, такое дело к страховщику она еще не рассматривала, но не нашла оснований для отказа.

Однако деньги получить со страховщиков не удалось. Страховая компания обанкротилась. Хорошо, что успели забрать машину!

Судебные решения

Адвокат Смирнов Дмитрий Витальевич

Работа Коллегии Адвокатов города Москвы "Смирнов, Варзиев, Романенко и партнеры" помогла нашему клиенту сэкономить более 25 000 000 рублей.

Работа Коллегии Адвокатов города Москвы "Смирнов, Варзиев, Романенко и партнеры"Работа Коллегии Адвокатов города Москвы "Смирнов, Варзиев, Романенко и партнеры"Работа Коллегии Адвокатов города Москвы "Смирнов, Варзиев, Романенко и партнеры"Работа Коллегии Адвокатов города Москвы "Смирнов, Варзиев, Романенко и партнеры"Работа Коллегии Адвокатов города Москвы "Смирнов, Варзиев, Романенко и партнеры"

Работа Коллегии Адвокатов города Москвы "Смирнов, Варзиев, Романенко и партнеры"Работа Коллегии Адвокатов города Москвы "Смирнов, Варзиев, Романенко и партнеры"Работа Коллегии Адвокатов города Москвы "Смирнов, Варзиев, Романенко и партнеры"Работа Коллегии Адвокатов города Москвы "Смирнов, Варзиев, Романенко и партнеры"Работа Коллегии Адвокатов города Москвы "Смирнов, Варзиев, Романенко и партнеры"

Обзор адвокатской практики

Адвокат Смирнов Дмитрий Витальевич

Обзор адвокатской судебной практики

По делам о разделе совместно нажитого имущества супругов
(
Часть 1)


Обзор подготовлен кандидатом юридических наук,

председателем коллегии адвокатов

Смирновым Д.В.

 


1.   Если квартира приобретена супругами в период брака, она является их общим имуществом и подлежит разделу независимо от того кто из супругов является титульным собственником (на кого она зарегистрирована в Росреестре).

1.1.             Бывшей супруге (титульному собственнику) отказано в иске о выселении из квартиры Ответчика (бывшего супруга). Встречные требования о разделе квартиры удовлетворены.

 Истец  обратилась в суд с иском к Ответчику  и УФМС о прекращении права пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета, выселении.

В обоснование заявленных требований Истец указала, что является собственником однокомнатной квартиры. После приобретения спорной квартиры истец зарегистрировала в ней своего мужа (Ответчика) по его просьбе и по договоренности между ними, что при первой же ее просьбе он снимется с регистрационного учета и выедет из квартиры. После рождения ребенка истец неоднократно просила ответчика о выселении из спорной квартиры и снятия с регистрационного учета, однако, ответчик никаких действий к этому не предпринимал.

Истец, ссылалась на то обстоятельство, что общих денежных средств на приобретение спорной квартиры у них с Ответчиком не было. Заработать на квартиру возможности не имели, т.к. Ответчик практически не работал, денег в бюджет семьи не вносил. Ее заработная плата также не позволяла приобрести квартиру. Денежные средства на приобретение спорной квартиры ей были подарены ее другом Х.

Ответчик, не признавая требований истца, обратился в суд со встречным иском о разделе совместно нажитого имущества в виде квартиры, признании за ним права собственности на ½ долю спорной квартиры.

В обоснование заявленных встречных требований заявлено, что  между Сторонами был заключен брак. В период брака была приобретена однокомнатная квартира, которая была оформлена на имя Истца (по основному иску).  В данной квартире они проживали совместно одной семьей. Стороны зарегистрированы в спорной квартире одновременно. После фактического прекращения брачных отношений по обоюдному согласию с истцом продолжал проживать в спорной квартире, Истец переехала проживать по иному адресу. Брак между ними расторгнут. Он продолжает проживать в спорной квартире по настоящее время.

Доказательства по делу:

В подтверждение указанных доводов по ходатайству истца  в судебном заседании были допрошены свидетели Х, С, А, Б, В .

Свидетель Х показал, что являясь коллегами по работе, был Истцом в близких отношениях. Она состояла в браке, но своего жилья семья не имела. Решив помочь ей с жилищным вопросом, подарил ей денежную сумму в размере № долларов на приобретение квартиры. Пи этом попросил, чтобы она кроме себя никого в квартиру не регистрировала. Со слов Ирины она приобрела отдельную однокомнатную квартиру. В этой квартире он никогда не был. Дарение денежных средств никакими документами не оформлялось. Деньги были переданы наличными из рук в руки.

Свидетель С, коллега истца по работе показала, что истец приобрела квартиру на денежные средства, подаренные ей ее другом Х. У истца есть дочь, которая в спорной квартире не проживает.

Свидетель А, коллега истца по работе показала, что деньги на приобретение квартиры ей подарил ее друг Х. По просьбе ее ответчика она зарегистрировала его в спорную квартиру. После рождения  ребенка от другого мужчины брак между нею и Ответчиком расторгнут.

Свидетель Б, коллега Истца по работе показала, что деньги в размере № долларов США на приобретение квартиры ей подарил ее близкий друг. При передаче денег она не присутствовала.

Свидетель В показала, что спорная квартира приобретена ею на деньги, полученные в дар от знакомого. В пыталась убедить Ответчика выехать из спорной квартиры, Истец показывала ей расписку на предоставление Ответчику денежных средств для приобретения жилья, с тем, чтобы он освободил спорное жилое помещение.

Решением N-ского суда гор. Москвы основному Истцу в исковых требованиях отказано. Требования истца по встречному иску были удовлетворены. При этом суд исходил из следующего:

Согласно ст.209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Согласно ст. ст. 30,31 ЖК РФ и ст. ст. 288 ГК РФ право пользования жилыми помещениями принадлежит собственнику и членам его семьи.

В силу ч. 1 ст. 31 ЖК РФ к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника.

В силу п. 4 ст. 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

Квартира приобретена на основании договора купли-продажи. Договор зарегистрирован в комитете муниципального жилья Управления приватизации и оформлении прав собственности .  Право собственности на указанную квартиру по обоюдному согласию супругов зарегистрировано на имя Истца. При покупке квартиры было оформлено нотариальное согласие на приобретение квартиры со стороны Ответчика в соответствии с требованиями действующего на тот период времени законодательства.

В судебном заседании истец  показала, что с рождения дочери она с ребенком в спорной квартире не проживает. На данное обстоятельство Истец указывает и в своих письменных возражениях на встречный иск Ответчика, приобщенных к материалам дела. Факт не проживания  в спорном жилом помещении подтверждается Актом обследования жилищно-бытовых условий квартиры, проведенного специалистами Муниципалитета внутригородского муниципального образования, из которого следует, что в однокомнатной квартире по указанному адресу общей площадью 38,1 кв.м., жилой площадью 19,70 кв.м, находящейся в собственности Истца зарегистрированы:  истец, дочь истца, ответчик– бывший супруг истца. Фактически в квартире проживает Ответчик. Доводы Истца о том, что ответчик  препятствует проживанию несовершеннолетней дочери в спорной квартире являются голословными, т.к. не подтверждены никакими доказательствами. Самостоятельных требований о нечинении препятствий в пользовании жилым помещением Истец не заявляла.

В соответствии с ч.2 ст. 254 ГК при разделе общего имущества и выделе из него долей, доли супругов признаются равными.

В силу ч.3 ст. 254 ГК РФ данное правило может быть изменено федеральным законом или соглашением участников совместной собственности.

Случаи отступления равенства при разделе долей содержатся в п.2 ст.39 СК РФ. При этом закон указывает на возможность учета судом интересов несовершеннолетних детей, увеличение доли супруга, который является нетрудоспособным вследствие болезни, возраста «или по иным независящим от него обстоятельствам лишен возможности получать доход от трудовой деятельности».

Кроме того, возможно увеличение доли одного из супругов, если второй по неуважительным причинам уклонялся от трудовой деятельности либо расходовал общее имущество вопреки интересам семьи.

Согласно норме ч.4 ст.31 ЖК РФ, регулирующей отношения между собственником жилого помещения и бывшими членами его семьи, в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения, не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. При этом применение положений ст.31 ЖК РФ не ставится в зависимость от момента прекращения семейных отношений между собственником жилого помещения и бывшим членом его семьи. Норма ч.4 ст.31 ЖК РФ не касается случаев, когда жилое помещение хотя и было приобретено и зарегистрировано на имя только одного из супругов, но является их общей собственностью.

Общей совместной собственностью супругов является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст.128,129. п.п.1 и 2 ст. 213 ГК РФ может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или кем из них внесены денежные средства.

Таким образом, один из супругов – титульный собственник жилого помещения не вправе выселить другого, если судом будет установлено, что жилое помещение приобретено в совместную собственность супругов.

Согласно ст.39 Семейного кодекса РФ при разделе общего имущества и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

А поскольку в судебном заседании установлено, что спорное жилое помещение является собственностью истца и ответчика, к которым оно перешло по договору купли-продажи жилого помещения, то положения ч.4 ст.31 ЖК РФ, на которые ссылается истец , не подлежат применению при рассмотрению данного спора по существу.

В силу ст. 33 Семейного кодекса РФ законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности. Законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное. В соответствии со ст.34 Семейного кодекса РФ имущество, нажитое супругами в период брака, является их совместной собственностью.

Общим имуществом супругов являются приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

В силу ст.38 Семейного кодекса РФ раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов, а также в случае заявления кредитором требования о разделе общего имущества супругов для обращения взыскания на долю одного из супругов в общем имуществе супругов.

Общее имущество супругов может быть разделено между супругами по их соглашению.

В случае спора раздел общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке.

В судебном заседании установлено, что никаких договоров, определяющих иной правовой режим в совместно нажитом имуществе между супругами , ни после его расторжения не заключалось.

Кроме того, Суд отказал Истцу в применении исковой давности по требовании о признании права собственности.

При этом суд указал, что течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (п. 7 ст. 38 СК РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде - дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

Суд посчитал, что началом отсчета трехлетнего срока исковой давности к требованиям  о разделе совместно нажитого имущества следует считать дату предъявления исковых требований Истца к Ответчику (подача иска о выселении).

1.2. Удовлетворены требования бывшего супруга о разделе квартиры, поданные спустя 4 года после расторжения брака, несмотря на то, что титульным собственником квартиры была бывшая супруга.

Истец  обратился в суд с иском к Ответчице  о разделе совместно нажитого в период брака имущества. В обоснование иска Истец указал, что  они с Ответчицей  зарегистрировали брак, но в связи с тем, что совместная жизнь супругов не сложилась, брак был расторгнут на основании решения районного суда . В период совместной жизни по договору купли-продажи на имя ответчицысторонами была приобретена трехкомнатная квартира, общей площадью 72,2 кв.м.

Соглашение о добровольном разделе имущества, нажитого в период брака, супругами не достигнуто, в связи с чем истец просит разделить спорную квартиру, признав право собственности на нее по ½ доли за каждым из супругов.

Ответчица, ее представитель адвокат, действующая на основании ордера и доверенности, в судебном заседании исковые требования не признали, указывая на то, что спорная квартира приобретена на деньги, которые принадлежали матери Ответчицы, а Истец в момент приобретения квартиры не работал. Просили применить срок исковой давности.

Суд иск удовлетворил полностью по следующим основаниям:

В силу ст. 33 Семейного кодекса РФ законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности.

Законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное.

В соответствии со ст.34 Семейного кодекса РФ имущество, нажитое супругами в период брака, является их совместной собственностью.

Общим имуществом супругов являются приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

В силу ст.38 Семейного кодекса РФ раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов, а также в случае заявления кредитором требования о разделе общего имущества супругов для обращения взыскания на долю одного из супругов в общем имуществе супругов.

Общее имущество супругов может быть разделено между супругами по их соглашению.

В случае спора раздел общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке.

К требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности.

Согласно ст.39 Семейного кодекса РФ при разделе общего имущества и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

В судебном заседании установлено, что брак между сторонами прекращен ДД.ММ.ГГГГ на основании решения А-ского районного суда от ДД.ММ.ГГГГ.

В период брака за счет общих средств супругами была приобретена по договору купли-продажи, заключенному между АОЗТ Х (продавец) и Ответчицей (покупатель), зарегистрированному в Департаменте муниципального жилья Правительства, трехкомнатная квартира № ХХ в доме № УУ, общей площадью 72,2 кв.м., в том числе жилой площадью 43,1 кв.м., право собственности на которую зарегистрировано на имя ответчицы, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права, карточкой учета №, выданной ГУ ИС района, выпиской из домовой книги.

В силу ст.34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

В соответствии со ст.39 СК РФ при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Общей совместной собственностью супругов является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст.128,129. п.п.1 и 2 ст. 213 ГК РФ может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или кем из них внесены денежные средства.

Доводы ответчицы и ее представителя в обоснование возражений на заявленные требования суд расценил критически, т.к. посчитал, что они опровергаются материалами дела, представленными суду письменными доказательствами, показаниями представителя истца и свидетелей.

Так, свидетель 1 показал, что после расторжения брака Истец проживал в квартире . В квартире последний раз был в ГГГГ году, в .ГГГГ году, приходя к Истцу, хотя и ожидая его у подъезда, Истец также был в квартире по спорному адресу. Постоянно в спорной квартире он не проживает из-за сложных отношений с бывшей женой, т.к. в  ГГГГ году она вернулась в эту квартиру и он не желает усугубления конфликта с ней. Сказал, что теперь в этой квартире ему проживать не удобно. По этой причине вынужден проживать то на какой-то даче, то где-то под городом .

Свидетель 2 показал, что в последнее время в квартире Истец не проживает ввиду сложных взаимоотношений с бывшей женой. В  ГГГГ году Истец проживал в этой квартире, он неоднократно приходил в эту квартиру в гости к Истцу менял в квартире воздуховод, Во время его визитов к Истцу Ответчицы дома не было. Брак между сторонами расторгнут, после расторжения брака Истец проживал в квартире. Расположение комнат в квартире хорошо знает, был в том числе в комнате Истца, там находились его личные вещи. Последний раз у Истца по спорному адресу был в  ГГГГ году, но в его комнату не проходил, ожидал его в коридоре. Он вынес из своей комнаты охотничье ружье.

Свидетель 4 показала, что в  ГГГГ году она была старшей по подъезду. Истца видела дважды лишь в  ГГГГ году. Последний раз видела Истца в ГГГГ году, его ожидал в подъезде друг. С  ГГГГ года в доме работают консьержки, которые фиксируют вход и выход граждан, с этого времени Истца в этом доме не видела.

Также не нашли своего объективного подтверждения и доводы ответчицы о том, что квартира была приобретена на денежные средства, которые ей предоставила ее мать, снимавшая деньги частями со своего счета.

Как пояснила в судебном заседании ответчица, денежные средства со счета снимались ее матерью частями, наличными передавались в АОЗТ, как правило, спустя несколько дней после их снятия. Договор дарения денег, либо иной договор передачи денег для приобретения указанной квартиры между ответчицей и ее матерью не составлялся, что не оспаривалось в судебном заседании.

Что касается исковой давности, то суд решил, что в силу ч.7 ст.38 к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности.

Заявляя о пропуске истцом  срока давности по предъявленным требованиям ответчик  указала, что спорное имущество приобретено в период брака на основании договора купли-продажи, брак между нею и Истцом расторгнут на основании решения суда, вступившего в силу более 3 лет назад.

Суд не усмотрел оснований для применения срока исковой давности к требованиям Истца о разделе совместно нажитого имущества ввиду следующего.

Как установлено в судебном заседании, истец не оспаривает и не отрицает того, что спорная квартира была приобретена в период брака и оформлена на одного из супругов

К моменту приобретения квартиры стороны уже состояли в браке, режим пользования спорной квартирой подтверждается одновременной регистрацией  в спорной квартире.

В данной квартире стороны проживали в одной семьей, вели общее хозяйство.

Согласно ст. 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Согласно ч. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (п. 7 ст. 38 СК РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде - дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ). Таким образом, суд посчитал, сто согласно с п.7 ст.38 СК РФ срок исковой давности истцом не нарушен.

 

2. Для признания произведенных в период брака улучшений недвижимости совместно нажитым имуществом важна стоимостная оценка произведенных улучшений, а не отдельные характеристики улучшений. Если стоимость имущества до улучшения и после улучшения будет приблизительно равной – суд отказывает в иске.

Истец  обратилась в суд с иском к Ответчику о разделе совместно нажитого имущества, выделив ей ½ жилого дома, и ½ земельного участка, общей площадью 1200 кв.м. В ходе рассмотрения дела судом истец окончательно уточнила исковые требования, и просит разделить совместно нажитое имущество, выделив ей ½ жилого дома, общей стоимостью Х руб.

В обосновании иска указано, что истец вступила в брак с ответчиком , который впоследствии был расторгнут . В период брака Ответчик заключил договор мены, в соответствие с которым поменял однокомнатную квартиру, принадлежавшую ему, на спорное домовладение.

На основании указанного договора мены истец приобрела право постоянного проживания в данном доме. Указанное домовладение представляло собой обветшалый кирпичный одноэтажный дачный дом с чердаком не пригодный для постоянного проживания, поскольку там не было ни отопления, ни воды, ни газа. В период брака за счет общих доходов супругов была произведена реконструкция и капитальный ремонт приобретенного домостроения, в ходе которого дом был полностью перестроен - был снесен чердак, построен второй теплый жилой этаж, настроен третий холодный этаж типа мансарды, в дом был подведен газ и централизованная вода и произведена разводка по дому, поставлен газовый котел. В старом помещении дома был произведен капитальный ремонт: помещение изнутри было утеплено, заменены старые окна на пластиковые, заменены полы, утеплен потолок. Таким образом, фактически был построен новый жилой дом пригодный для постоянного проживания, и в период брака за счет общих доходов сторон стоимость дома, приобретенного ответчиком, возросла в несколько раз. Кроме этого к дому пристроено новое теплое кирпичное жилое помещение общей площадью 17,6 кв.м. (оценочная стоимость более № рублей), что подтверждается справкой ТБТИ по состоянию на № г. После реконструкции домовладения была куплена новая мебель, бытовая техника и другие предметы интерьера.

В судебном заседании представитель истца пояснил, что суд должен исходить не из стоимости домовладения, указанной в заключениях экспертов, а оценить тот факт, что площадь дома была существенно увеличена, качество строения было также улучшено, что и свидетельствует о том, что супругами в период брака были произведены неотделимые улучшения, существенно повышающие стоимость домовладения, при этом в заключении экспертов не оценено то обстоятельство, что к дому в период брака были проложены коммуникации, которые тоже влияют на стоимость спорного объекта.

Ответчик  в судебном заседании уточненные исковые требования не признал, пояснив, что спорный жилой дом был приобретен путем мены на принадлежавшую ему до брака однокомнатную квартиру. Спорный дом действительно был надстроен в период брака, но надстроенный этаж не утеплен и жить в нем можно столько летом, также в доме нет ни канализации, ни водопровода. Указанные улучшения производились также за счет его личных денежных средств, полученных от продажи принадлежавших ему до брака дачи и гаража. Кроме того, существенно стоимость дома в период брака не увеличилась, поскольку согласно выводам экспертизы стоимость дома с пристройкой по состоянию на дату расторжения брака определена в размере Х рублей, а согласно выводам второй экспертизы стоимость домовладения на дату развода без произведенных улучшений составляет также Х руб. Таким образом, поскольку сторонами не представлено доказательств стоимости самих улучшений, исходя из заключений экспертов разница в стоимости дома с улучшениями и без них на дату расторжения брака составила - Х рублей, в связи с чем, данные улучшения не существенны. В период брака была снесена крыша и сделана надстройка из бревенчатого бруса второго этажа, подведена газовая магистраль, иное движимое имущество, приобретенное супругами в период брака не увеличивает стоимость дома и не является предметом спора. Ответчик просил учесть, что им были представлены доказательства наличия у него личных денежных средств, помимо супружеских, полученных от продажи добрачного имущества, размер которых примерно равен разнице, указной в экспертных заключениях.

Суд признал уточненные исковые требования не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям:

В соответствии со ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, при этом не имеет значения на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства, и в соответствии с требованиями ст. 39 СК РФ их доли признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами. Согласно ч. 1 ст. 36 СК РФ имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.

Согласно ст. 37 СК РФ имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и другие).

Как пояснил в судебном заседании представитель истца, спорный дом, изначально являющийся личным имуществом ответчика, в браке был существенно перестроен – надстроен второй утепленный этаж, существенно увеличивший площадь дома, и благоустроен - проведен газ, вода, канализация. Однако в связи с тем, что все строительство производилось неофициально, самовольно, истец предоставить документы или квитанции, подтверждающие стоимость произведенных улучшений представить не может.

Ответчик также пояснил в судебном заседании, что действительно в период брака к дому был надстроен второй деревянный не утепленный этаж и проведен газ, что, однако, не улучшает принадлежащий ему дом и не увеличивает его стоимость, а также все улучшения были произведены за счет его личных денежных средств, полученный от продажи принадлежащих ему до брака гаража-бокса.

 Вместе с тем письменных доказательств, подтверждающих стоимость всех произведенных улучшений он представить суду также не может, поскольку у него сохранилась лишь часть документов, в том числе на установку окон, и некоторые строительные материалы. К дому в период брака по пояснению ответчика также был проведен газ, о чем косвенно свидетельствует договор поставки газа, однако доказательства стоимости работ по газификации отсутствуют.

На основании изложенного, суд приходит к выводу, что все произведенные в период брака улучшения спорного дома, были произведены за счет совместно нажитых денежных средств.

Согласно данным БТИ по состоянию на  на момент приобретения спорный дом представлял собой одноэтажное строение, состоящее из жилой комнаты и кухни, общей площадью 32,6 кв.м., также к дому была пристроена неузаконенная пристройка – веранда под литером «а», площадью 17,6 кв.м.

Согласно данным БТИ на день рассмотрения дела судом, спорное строение представляет собой одноэтажный дом с самовольно возведенной мансардой и самовольной перепланировкой. Таким образом, согласно данным БТИ в период брака супругами была самовольно возведена мансарда из брусового материала, состоящая из коридора, 20,6 кв.м., и двух подсобных помещений, площадью 15,3 кв.м. и 17,2 кв.м., а всего общей площадью 53,1 кв.м

Согласно заключению эксперта АНО «М» назначенной судом по ходатайству представителя истца, рыночная стоимость домовладения по адресу:  а) по состоянию на ГГГ.г.  составляет Х руб., б) по состоянию на день рассмотрения составляет Хруб., в) по состоянию на ГГГ.г.  составляет: Х руб. На вопрос о том, какова рыночная стоимость произведенных в период брака и после расторжения брака улучшений домовладения, дать ответ эксперту не представилось возможным, в связи с отсутствием необходимых документов.

Определением районного суда по ходатайству представителя Ответчика по была назначена дополнительная оценочная экспертиза, поскольку ранее проведенная по делу экспертиза не дала ответы на вопросы об оценке стоимости произведенных улучшений домовладения.

Согласно отчету  об оценке рыночной стоимости домовладения, рыночная стоимость объекта оценки – домовладения без произведенных улучшений, по состоянию на ГГГ.г.  составляет Хруб.

Поскольку сторонами не предоставлены доказательства, подтверждающие стоимость затрат на улучшение спорного дома в период брака, суд при оценке указанных улучшений исходит из выводов экспертов.

Оценивая заключения экспертов, суд пришел к выводу, что разница между стоимостью дома на дату расторжения брака  с учетом произведенных улучшений и без улучшений составляет Х руб. (№ руб. - № руб. = Х руб.). таким образом, суд пришел к выводу, что указанная сумма не существенно увеличивает стоимость спорного домовладения, в связи с чем его нельзя признать совместно нажитым имуществом супругов.

Доводы представителя истца о том, что в период брака спорное домовладение было перестроено, существенно была увеличена его площадь, проведены коммуникации, суд находит не имеющими существенного значения для рассматриваемого спора, поскольку в силу ст. 37 СК РФ для признание спорного дома совместно нажитым имуществом, должно быть установлено, что произведенные вложения, значительно увеличили стоимость этого имущества.

Таким образом, именно стоимость имущества с улучшением и без них, а не иные показатели, в том числе и увеличившаяся площадь дома, является единственным критерием для рассмотрения спора по существу.

 

3. Факт приобретения спорной квартиры за счет средств, полученных от продажи другой квартиры, приобретенной одним из супругом до брака должен прямо подтверждаться письменными доказательствами, временной промежуток между продажей и покупкой квартир должен быть кратким по времени.

Истец  обратился в суд с иском к Ответчику (бывшей супруге) , указал, что стороны состояли в зарегистрированном браке, в период которого за счет общих средств приобрели квартиру, зарегистрировав право собственности на имя супруги. В последствии брак был расторгнут. Добровольно определить за бывшим супругом право собственности на одну вторую долю квартиры Ответчик отказывается.

Ответчик   в судебном заседании иск не признала, пояснила, что на момент приобретения квартирыИстец нигде не работал, злостно уклоняясь от трудовой деятельности и не имея дохода по неуважительным причинам. Спорная квартира приобреталась целиком на деньги, вырученные от продажи другой квартиры. Право собственности у сторон на проданное жилье, в свою очередь, возникло в результате приватизации квартиры, выделенной по социальному найму матери Ответчика , и было зарегистрировано в равных долях за истцом, ответчиком и их двумя несовершеннолетними детьми. Вновь приобретенная квартира, расположенная в новостройке, целиком отделывалась на средства супруги и ее родителей. Ввиду этих обстоятельств, полагают, что бывший супруг прав на спорную квартиру не приобрел, и в иске ему надлежит отказать.

Суд пришел к выводу об удовлетворении исковых требований и разделил квартиру между супругами в равных долях.

В соответствии со ст.56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. В соответствии со ст.34 СК РФ, имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. В соответствии со ст.36 СК РФ, имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.

В соответствии со ст.39 СК РФ, при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами. Суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществеисходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности, в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи.

В период брака, на имя Ответчика с согласия Истца по договору купли-продажи с Департаментом инвестиционных программ строительства была приобретена трехкомнатная квартира стоимостью Х руб. Деньги были уплачены покупателем полностью по договору уступки права требования с ООО «А»,

Таким образом, средства за спорную квартиру были уплачены целиком в период брака между сторонами.

Суд установил, что по договору купли-продажи была реализована ранее приватизированная двухкомнатная квартира, Сумма, вырученная от продажи, составила Х+1 руб.

Режим семейного бюджета предполагает, что распоряжение поступившими в него денежными средствами осуществляется исключительно по усмотрению супругов. Ввиду этого, факт приобретения спорного имущества за счет средств, полученных от продажи добрачного имущества, либо имущества, права супругов на которое не были равными (в данном случае – от продажи квартиры на , фактически приобретенной, по объяснениям ответчика, ее матерью), может быть принят во внимание лишь в случае, если он подтвержден документальными доказательствами, бесспорно и однозначно подтверждающими обращение полученных денег в пользу продавца вновь приобретаемой квартиры.

В данном случае таких доказательств представлено не было. Кроме того, промежуток времени между получением денег от продажи квартиры и приобретением спорного жилья составил не менее четырех месяцев, и поэтому утверждать, что источником приобретения квартиры стало именно имущество, переданное супругам по безвозмездной сделке, оснований нет.

А поскольку не доказано иное, суд приходит к выводу, что квартира на была приобретена сторонами за счет средств семейного бюджета, и, следовательно, их доли в спорном имуществе признаются равными.

При таких обстоятельствах ссылки ответчика на то, что она осуществила доплату за квартиру, оплатила ее оформление в собственность и застраховала сделку, значения для дела не имеют, поскольку, ввиду не доказанности иного, эти расходы также произведены за счет общего бюджета сторон.

Доводы ответчика о том, что внутренняя отделка квартиры была произведена на деньги, полученные ей по банковскому кредиту, а также позаимствованные у ее родственников, основанием для отказа в удовлетворении иска не являются, поскольку, как следует из объяснений сторон, кредит был погашен в период зарегистрированного брака, т.е. также за счет их общих средств. Доказательств того, что заемные средства были потрачены на улучшения подлежащего разделу имущества, суду предъявлено не было.

Доказательств того, что в период брака супруг не получал доходы по неуважительным причинам, суд в ходе разбирательства также не обнаружил. Как видно из справки УФНС в год приобретения квартиры, Истец получал доход в ООО «Н». Согласно копиям трудовых книжек истца, в период брака он осуществлял трудовую деятельность, по настоящее время постоянно работает в ООО «В» в должности генерального директора. То обстоятельство, что доход супруга был меньшим, чем доход супруги, основанием для отступления от равенства их долей в общем имуществе не является.

 

4. Не подлежит разделу квартира приобретенная стороной спора до брака (как за счет собственных, так и за счет кредитных средств) не смотря на то, что часть кредита была оплачена за счет общих средств супругов. Истица избрала ненадлежащий способ защиты права. 

Истец (И) обратилась в суд с иском к Ответчику (О)  и просила разделить совместно нажитое имущество супругов в виде квартиры, стоимостью 10 573 360 рублей. Данное имущество истица считает совместно нажитым, приобретенным в период брака с ответчиком, в связи с чем, просит разделить его путем признания за ней доли в размере 1/12 в натуре.

В обоснование заявленных требований И указала, что проживала с О в браке, имеет право пользования спорной квартирой, на основании вселения надлежащим образом в качестве супруги О. 

Спорная квартира была приобретена И на основании кредитного договора, полная сумма на сегодняшний день не выплачена. В период брака производились выплаты в сумме 1 707 836 рублей, что составляет 1/12 стоимости квартиры.

Представитель ответчика в судебном заседании возражал в удовлетворении исковых требований, просил в иске отказать, так как имущество, а именно: квартира была приобретена до брака, большей частью за счет собственных средств, частично на основании кредитного договора, в выплате денежных средств по которому истица не участвовала, таким образом квартира не подлежит разделу.

Представитель О, заявил,что согласно договору купли-продажи, стоимость квартиры составляет 10 573 360 рублей и денежные средства, выплаченные в период брака, составляют лишь 3,35%стоимости квартиры, доля является незначительной и не подлежит выделу в натуре.

Суд отказал в исковых требованиях по следующим основаниям:

Согласно требованиям ст.33 СК РФ, законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности. Законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное. Сторонами не оспаривалось, что какого-либо соглашения о разделе имущества ими заключено не было.

В соответствии с п.2 ст.34 СК РФ к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства

Раздел общего имущества супругов производится по правилам, установленным 
ст.ст. 38, 39 СК РФ и ст. 254 ГК РФ.

Судом установлено, что квартира была приобретена О на основании договора купли-продажи, зарегистрированным за №Х. О выдано свидетельство о праве собственности за № У. Из материалов дела следует, что  О заключил с ЗАО «Ф» кредитный договор, согласно которому Кредитор предоставил О денежные средства в размере 184 100 долларов США сроком на 122 месяца. Кредит предоставлен для целевого использования, а именно для приобретения спорной квартиры.

В судебном заседании установлено, что спорная квартира приобретена за счет собственных денежных средств, а именно за 5 295 286 руб. 84 коп., которые выплачены О в день подписания договора купли-продажи квартиры, и за счет кредитных средств в сумме 5 278 073 руб. 36 коп.

Как следует из материалов дела, кредит не выплачен до настоящего времени, что подтверждается справкой, выданной ЗАО «Ф».

Из материалов дела следует, что в период брака О были произведены выплаты в счет погашения кредита в сумме 1 502 027, 90 рублей согласно платежным поручениям.

Трехкомнатная квартира была приобретена О  до вступления в брак с И, поэтому не подлежит разделу. Кроме того, раздел имущества в натуре предполагает выделение каждому из участников обособленной части общего имущества.

Выдел участникам общей собственности на спорное жилое помещение, представляющее собой отдельную квартиру, принадлежащей им доли допустим, если имеется техническая возможность передачи истцу изолированной части не только жилых, но и подсобных помещений (кухни, коридора, санузла и др.), оборудования отдельного входа. В данном случае технической возможности передачи истцу изолированного жилого помещения, а также изолированных подсобных помещений и оборудования отдельного входа не имеется.

Требование о выплате компенсации денежных средств, выплаченных в период брака ответчиком в счет погашения кредита, вместо выдела ее доли в натуре истица не заявляла, несмотря на длительный срок рассмотрения дела и разъяснения судом прав представителю истицы об уточнении исковых требований. Иные способы раздела имущества законом не предусмотрены.

 

Истец (И) обратилась в суд с иском к Ответчику (О) о признании квартиры совместно нажитым имуществом, разделе совместно нажитого имущества, признании за И и О права собственности по 1/2 доли спорной квартиры.

В обоснование заявленных требований указала, что между Ответчиком (О) и ООО «Инвестиционная строительная компания» был заключен договор передачи прав инвестирования. Денежные средства были инвестированы в полном объеме за счет семейных накоплений и заемных средств, полученных в СБ РФ на льготных условиях по программе «Молодой семье-доступное жилье». В соответствии с договором передачи прав инвестирования их семье была передана трехкомнатная квартира, однако право собственности оформлено не было.

После того, как брак между супругами расторгнут, стороны продолжали жить одной семьей, вести совместное хозяйство в приобретенной ими по договору инвестирования квартире до времени, когда решили расстаться окончательно, после чего ответчик О переехал жить к своей сестре. Вопросом раздела квартиры стороны договорились заняться после оформления прав собственности на нее. Однако, не поставив в известность И Ответчик обратился в суд с иском о признании права собственности на спорную квартиру, иск был удовлетворен, решение вступило в законную силу, а в последствии, не ставя в известность И о приобретении права собственности на спорную квартиру, О предложил И выплатить ей часть стоимости спорной квартиры пропорционально заработанным денежным средствам в период инвестирования, при этом потребовав освободить ее с дочерью спорную квартиру.

Истец и его представитель в судебном заседании исковые требования поддержали в полном объеме.

Ответчик и его представитель по доверенности  в судебном заседании исковые требования не признали, предложили в качестве мирного урегулирования спора выплатить истцу в денежном эквиваленте ее долю инвестиций, произведенных обоими супругами в период брака по договору инвестирования за спорную квартиру и компенсировать истице в качестве ущерба за пользование ее денежными средствами в виде процентов в размере Х долларов США. Встречных исковых требований не заявили. Кроме того, Ответчик (О) заявил о пропуске истцом срока исковой давности по заявленным требованиям.

Суд, посчитал требования Истца (И) о разделе квартиры подлежащими удовлетворению по следующим основаниям:

В силу ст. 33 Семейного кодекса РФ законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности. Законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное. В соответствии со ст.34 Семейного кодекса РФ имущество, нажитое супругами в период брака, является их совместной собственностью.

Общим имуществом супругов являются приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

В силу ст.38 Семейного кодекса РФ раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов, а также в случае заявления кредитором требования о разделе общего имущества супругов для обращения взыскания на долю одного из супругов в общем имуществе супругов. Общее имущество супругов может быть разделено между супругами по их соглашению. В случае спора раздел общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке.

К требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности.

Согласно ст.39 Семейного кодекса РФ при разделе общего имущества и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Во время брака семье О был предоставлен кредит по программе «Молодая семья» на инвестирование в строительство квартиры. Сумма кредита на момент его получения составляла Х долларов США. Сторонами была подобрана квартира в стоящемся доме. Инвестирование средств в счет подобранного варианта квартиры было согласовано с кредитной организацией, МБ СБ РФ, получено одобрение на выдачу кредита непосредственно под инвестирование вышеуказанной квартиры. Между О и ООО «Инвестиционная строительная компания» был заключен договор  передачи прав инвестирования, в соответствии с которым у О возникло право инвестирования на квартиру. Оплата по договору инвестирования происходила в два этапа. Первым этапом было инвестирование № долларов США по курсу ЦБ РФ на день выплаты, что в рублевом эквиваленте составило № руб. Данная сумма состояла из суммы средств предоставленных банком в качестве кредита непосредственно для инвестиций, в размере № долларов США. Вторым этапом была произведена выплата окончательной суммы инвестиций в размере № долларов США, по курсу ЦБ РФ, действовавшему на данный период времени и эквивалентной № руб., являющейся совместными денежными средствами семьи.

Данное обстоятельство не оспаривалось и не отрицалось в судебном заседании ответчиком и его представителем.

Таким образом, сумма семейных инвестированных средств составила № долларов США. Обязательства О по взаиморасчетам по договору инвестирования подтверждены актом об окончательных взаиморасчетах от ДД.ММ.ГГГГ и не оспаривается сторонами.

После ввода в эксплуатацию ООО «Инвестиционная строительная компания» передала О квартиру по акту сдачи-приемки.

В ГГГГ году (после расторжения брака) О обратился в суд с иском о признании права собственности на спорную квартиру. При этом И стороной по делу не являлась. Решением Тушинского районного суда за О признано право собственности на вышеуказанную квартиру. Решение вступило в законную силу. О выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности.

Истец (И) в судебном заседании показала, что инициатива расторжения брака исходила от ответчика. Она согласилась на этот шаг, не придавая этому большого значения, дабы О не мог подумать, что она имеет какие-то корыстные мотивы, т.к. в их отношениях ничего не изменилось, они по прежнему были ровными, семейными. После расторжения брака производили ремонт в совместно приобретенной квартире. Она работала, получала достойную зарплату, вели совместное хозяйство, отмечали совместно праздники вплоть до  ГГГГ года. Был общий семейный бюджет, значительная часть заработанных денежных средств шла на погашение кредита, заработную плату О отдавали в счет погашения кредита, ее заработную плату тратили на текущие нужды. Из совместных денежных средств приобрели автомобиль, гараж. За все время после расторжения брака с 2005 года отношения были хорошими, ни разу не поссорились, о разделе имущества не говорили, денежные средства были общими, лежали в тумбочке и каждый знал об этом. О делал ремонт в квартире, она приобретала вещи для создания уюта в квартире. Во время совместной поездки в Турцию на отдых в ГГГГ году проживали в одном номере, жили как семья, находились в одной комнате, как муж и жена, ребенок располагался во второй комнате.

В судебном заседании ответчик О показал, что при расторжении брака с И судом было установлено, что с ГГГГ года общее хозяйство между ними не велось и на момент расторжения брака у И имущественных претензий к О не было. О считает, что данные факты имеют преюдициальное значение при рассмотрении данного дела и подтверждают, что И в дальнейшем не принимала никакого материального участия в выплате кредита.

Заявляя о пропуске истцом срока давности по предъявленным требованиям показал, что на момент расторжения брака, т.е. с ДД.ММ.ГГГГ до настоящего времени прошло более трех лет, истица знала об инвестициях с момента заключения договора инвестирования, а потому считает, что права истца не нарушены.

Кроме того ответчик считает, что оплаченные денежные средства по договору инвестирования с ООО «Инвестиционная строительная компания» являются инвестиционными средствами, которые были инвестированы в счет приобретения в будущем вышеуказанной квартиры и в момент инвестирования спорная квартира еще как объект недвижимости не существовала. После расторжения брака И отказалась выплачивать долг по кредиту в соотношении своей доли инвестиций. Погашение долга по кредиту и процентов по нему производилось им лично в полном объеме, поэтому считает. Что И к спорной квартире имущественного отношения не имеет.

С момента заключения договора инвестирования ДД.ММ.ГГГГ до расторжения брака, т.е. до ДД.ММ.ГГГГ ими была погашена часть суммы долга по кредиту вместе с процентами, составляющая № долларов США, была также внесена ими в качестве первого инвестиционного взноса в размере №долларов США. Общая сумма внесенных ими инвестиций в период брака составила № долларов США. Из этого ответчик делает вывод, что доля инвестиций каждого в период брака составляет № долларов США. Данную сумму О считает возможным передать И в качестве ее права на долю инвестиций.

Данные доводы ответчика суд расценил критически, т.к. они опровергаются материалами дела, показаниями истца и свидетелей.

Так, свидетель А, отец истца, показал, конфликтных отношений ни с истцом, ни с ответчиком не имеет, расторжение брака носило формальный характер. После расторжения брака в ГГГ году в отношениях между сторонами ничего не изменилось, они продолжали совестно жить, воспитывать своего ребенка, вели совместное хозяйство, хорошо относились друг к другу. Данная ситуация продолжалась до ММГГ года. После приобретения в период брака по инвестиционному контракту квартиры ответчик производил в ней ремонт, в связи с чем их семья снимала квартиру, но на время ремонта И с ребенком жила у него, а О в съемной квартире. Это было до расторжения брака. После расторжения брака О жили в приобретенной квартире , отношения между ними были нормальные, они проводили совместные мероприятия, вместе отмечали новый год, он часто бывал у них в гостях. Оба работали, полученные денежные средства расходовали совместно. После расторжения брака О ездили к родственникам О  были на семейном отдыхе в Турции. При оформлении кредита он со своей женой являлся у О поручителями. Со слов И ему известно, что погашали кредит О совместными денежными средствами, хотели быстрее рассчитаться по кредиту, почти все деньги из семьи уходили на оплату кредита.

Свидетель Б показала, что конфликтных отношений ни с истцом, ни с ответчиком не имеет, после расторжения брака И жила какое-то время у своего отца, затем вернулась на, где проживала до  ГГГГ года, с этого момента отношения между О ухудшились. После расторжения брака она неоднократно бывала в гостях у них, конфликтов между ними не было, называли друг друга ласковыми словами, после приобретения квартиры и вселения в нее отмечали новоселье, она ездила вместе с О на отдых в Турцию. Ей известно, что кредит О брали во время брака на приобретение квартиры. Ей доподлинно известно, что заработанные как во время брака так и после его расторжения денежные средства О тратили совместно, отдельной копилки и собственных сбережений ни у кого из них не было. Вместе со свидетелей они отмечали семейные торжества, дни рождения. В последний раз видела О в квартире в августе-ГГГ года. В настоящее время у И она бывает в гостях раза два-три в месяц. В квартире, куда они приходила в гости в к И, находились личные вещи О.

Свидетель В, зав. Филиалом Центрального отделения СБ № показала, что О брал крупный жилищный кредит по программе «молодая семья» в размере № долларов США. О выступал как заемщик, И – созаемщик. Поскольку сумма кредита была достаточно крупная, поручителями были несколько человек. Платежи вносились ежемесячно. И поручители и заемщики несут перед банком солидарную ответственность. О обращался к ней с вопросом о разделе кредита, говорил о том, что брак расторгнут и ему необходимо решить вопрос о разделе кредита.

Свидетель Г показала, что является родной сестрой О . О сообщил ей о том, что от него ушла его жена , они в то время жили в съемной квартире. Со слов О ей известно, что И некоторое время после расторжения брака проживала с ребенком у своего отца, затем попросила О позволить ей вернуться в приобретенную ими квартиру. По настоящее время О проживает у нее в квартире. Отношения после расторжения брака между О были нормальные из-за ребенка. После расторжения брака они вместе ездили отдыхать. В совместных мероприятия О она участия не принимала.

Свидетель Д, друг О показал, что с момента расторжения брака между О был в курсе всех их дел. Фактически расстались О с ГГГГ года, он стал проживать у своей сестры, а И у своего отца. Несколько раз он был в гостях у О по месту проживания его сестры. Со слов О ему известно, что его бывшая жена И попросилась с ребенком вернуться в спорную квартиру. Он в это время в спорной квартире не проживал, с этого момента ушел жить к сестре.

Показаниям свидетелей А,Б,В,Г суд доверяет, т.к. они полностью согласуются с материалами дела, последовательны, не противоречивы. В их показаниях суд не усматривает личной или иной заинтересованности в исходе дела.

Оценивая показания свидетеля Д суд им не доверяет, т.к. они не нашли подтверждения с собранными по делу доказательствами и опровергаются показаниями иных допрошенных свидетелей. А факт временного раздельного проживания О после расторжения брака не оспаривался сторонами в судебном заседании.

Кроме того, судом установлено и следует из письменных материалов дела, что между Сберегательным банком РФ с одной стороны и созаемщиками О и И с другой, заключен кредитный договор , согласно п.1.1. которого Сбербанк России обязуется предоставить созаемщикам кредит в сумме № долларов США на строительство (инвестирование строительства) 3-х комнатной квартиры. В соответствии с п.1.2. Договора кредит предоставляется кредитором исходя из суммарной платежеспособности созаемщиков.

Согласно п.5.14. договора созаемщики несут солидарную ответственность по своим обязательствам перед кредитором всем своим имуществом в пределах задолженности по кредиту, процентам, неустойкам и расходам, связанным сол взысканием задолженности.

Как отмечено ранее, судом установлено, что брак между сторонами прекращен. На момент расторжения брака сторонами по делу была выплачена по кредитному договору сумма в размере № долларов США.

При расторжении брака ответчик не обращался в суд с иском о разделе долга по вышеуказанному кредитному договору и обязании И выплатить Сбербанку РФ 1/2 долю недоплаченной суммы кредита.

Доказательств, подтверждающих отказ истца И от оплаты по кредитному договору ответчиком суду не представлено.

В соответствии со ст. 322 ГК РФ солидарная обязанность (ответственность) или солидарное требование возникает, если солидарность обязанности или требования предусмотрена договором или установлена законом.

В соответствии со ст. 325 ГК РФ исполнение солидарной обязанности полностью одним из должников освобождает остальных должников от исполнения кредитору.

Если иное не вытекает из отношений между солидарными должниками: Должник, исполнивший солидарную обязанность, имеет право регрессного требования к остальным должникам в равных долях за вычетом доли, падающей на него самого.

Поскольку данное имущество приобретено в период брака, то в силу ст. 39 СК РФ, суд признает доли сторон в этом имуществе равными и признает за И и О право собственности за каждым по 1/2 доли спорной квартиры.

В соответствии с ч.1 ст.209 ГК РФ, собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. В силу ч.1. ст.253 ГК РФ, участники совместной собственности, если иное не предусмотрено соглашением между ними, сообща владеют и пользуются общим имуществом.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу о признании спорной квартиры совместно нажитым имуществом истца и ответчика и разделе квартиры по 1/2 доле каждому.

Довод ответчика о преюдициальном значении решения мирового судьи 165 судебного участка  по иску О к И о расторжении брака является не состоятельным, т.к. из данного решения не усматривается, что судом исследовались и были установлены бесспорные факты отсутствия фактических брачных отношений между сторонами и имущественное положение сторон.

Кроме того, как показали истец в судебном заседании и не отрицал и не оспаривал ответчик, расторжение брака не имело для сторон юридической значимости.

Рассматривая ходатайство ответчика о применении срока исковой давности по заявленным требованиям, суд приходит к следующему. Суд отказывает в удовлетворении ходатайства ответчика о применении срока исковой данности, т.к. в соответствии со ст.200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня. Когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Судом установлено, что право собственности зарегистрирована за ответчиком ДД.ММ.ГГГГ .  Учитывая, что в соответствии со ст. 219 ГК РФ право собственности на объекты недвижимого имущества возникает с момента государственной регистрации, т.е. в спорном случае с учетом предъявления истцом исковых требований о разделе совместно нажитого имущества и признания права собственности на 1/2 долю спорной квартиры, с ДД.ММ.ГГГГ. Следовательно, лишь с ДД.ММ.ГГГГ начинает течь срок исковой давности для предъявления исковых требований о признании права собственности на квартиру и, как следствие, именно с данной даты истец мог реализовать свое право на судебную защиту нарушенного права.

Контакты

Адвокат Смирнов Дмитрий Витальевич

Моб. тел. 8-926-325-47-87

E-mail Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Skype d2310

 

 

 

 

 

 

 

 

Написать адвокату

Адвокат Смирнов Дмитрий Витальевич

Отправить письмо на почту:

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Написать адвокату на сайт:

*Внимание переписка с адвокатом на сайте будет видна всем пользователям сайта
Введите символы с картинки:captcha
Нажимая на кнопку «Отправить», я даю согласие на обработку персональных данных.