Судебная практика по спорам, связанным с воспитанием детей (об определении места жительства детей с одним из родителей при наличии спора)

Р. (отец несовершеннолетних детей) обратился в суд с иском к Е. (матери несовершеннолетних детей) об определении места жительства детей Д. и Н., освобождении от уплаты алиментов в отношении детей, возложении на ответчика обязанности передать детей истцу. Е. исковые требования не признала и обратилась со встречным иском к Р., в котором просила определить место жительства детей с ней. Брак между Е. и Р. прекращен 21 мая 2011 г. на основании решения мирового судьи. От брака стороны имеют двух несовершеннолетних детей Д. и Н. Судебным приказом от 22 января 2013 г. с Р. в пользу Е. взысканы алименты на содержание детей Д. и Н. Р. и Е. проживают раздельно, несовершеннолетние дети Д. и Н. с сентября 2013 года по июнь 2014 года проживали с отцом. В соответствии с актом обследования жилищно-бытовых условий от 27 июня 2014 г. по месту жительства Р. проживает вместе с женой Т. и четырьмя несовершеннолетними детьми (три сына и дочь Т.) в двухкомнатной квартире общей площадью 41,7 кв.м. У детей имеется отдельная комната, в которой присутствуют спальные места, имеются два стола для выполнения уроков, компьютер, принтер, шкаф для детской одежды, большое количество игрушек. Д. обучается в общеобразовательной школе, посещает секцию тэквандо, Н. является воспитанником детского сада.

Согласно акту обследования жилищно-бытовых условий от 30 июня 2014 г. по месту жительства Е. на момент обследования она проживает с несовершеннолетними детьми в двухкомнатной квартире. В квартире имеется необходимая мебель для проживания, детям выделена отдельная комната 16 кв.м, где есть спальные места для детей, стол для занятий, телевизор, компьютер, игрушки, книги и др. По месту жительства Е. созданы необходимые условия для проживания несовершеннолетних детей.

Разрешая спор и определяя место жительства несовершеннолетних детей с отцом, суд первой инстанции, руководствуясь ст. 61 и 65 Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК РФ), исходил из того, что с сентября 2013 года дети проживали и воспитывались с отцом, которым созданы надлежащие условия для их воспитания, развития и образования, у детей сложился привычный круг общения. Кроме того, суд принял во внимание заключение органа социальной защиты, согласно которому место жительства несовершеннолетних Д. и Н. возможно определить по месту жительства их отца (Р.) С выводами суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции.

Однако Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления, как принятые с существенным нарушением норм материального и процессуального права, и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав в том числе следующее.

Пунктом 1 ст. 3 Конвенции о правах ребенка провозглашено, что во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка. Согласно разъяснениям, изложенным в пп. 5, 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», при решении вопроса о месте жительства несовершеннолетнего ребенка при раздельном проживании родителей следует принимать во внимание помимо указанных в п. 3 ст. 65 СК РФ обстоятельств реальную возможность родителя обеспечить надлежащее воспитание ребенка, характер сложившихся взаимоотношений родителя с ребенком, привязанность ребенка к лицам, у которых он находится, другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей.

Согласно принципу 6 Декларации прав ребенка, принятой Резолюцией 1386 (XIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 г., ребенок для полного и гармоничного развития его личности нуждается в любви и понимании. Он должен, когда это возможно, расти на попечении и под ответственностью своих родителей и во всяком случае в атмосфере любви и моральной и материальной обеспеченности; малолетний ребенок не должен, кроме случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью. Между тем суд не установил и не указал на такие исключительные обстоятельства разлучения с матерью малолетних Д. и Н. при решении вопроса о месте жительства детей с отцом. Помимо изложенного выше при определении места жительства ребенка с одним из родителей юридически значимыми обстоятельствами, влияющими на правильное разрешение такого рода споров, являются: проявление одним из родителей большей заботы и внимания к ребенку; социальное поведение родителей; морально- психологическая обстановка, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей; возможность своевременного получения медицинской помощи; наличие или отсутствие у родителей другой семьи; привычный круг общения ребенка (друзья, воспитатели, учителя); привязанность ребенка не только к родителям, братьям и сестрам, но и к дедушкам, бабушкам, проживающим с ними одной семьей, приближенность места жительства родственников (бабушек, дедушек, братьев, сестер и т.д.), которые реально могут помочь 23 родителю, с которым остается проживать ребенок, в его воспитании; удобство расположения образовательных учреждений, спортивных клубов и учреждений дополнительного образования, которые посещает ребенок, и возможность создания каждым из родителей условий для посещения таких дополнительных занятий; цель предъявления иска.

При установлении тех или иных обстоятельств, требующих специальных знаний, суд назначает экспертизу для диагностики внутрисемейных отношений и взаимоотношений ребенка с каждым из родителей, для выявления психологических особенностей каждого из родителей и ребенка, для психологического анализа ситуации в целом (семейного конфликта), для определения наличия или отсутствия психологического влияния на ребенка со стороны одного из родителей. В этих целях судами, в частности, должны быть назначены судебно- психологические, судебно-психиатрические, а также комплексные судебные экспертизы (психолого-психиатрические, психолого- педагогические, психолого-валеологические, социально- психологические).

Экспертиза внутрисемейных отношений – довольно востребованный вид экспертизы, которая устанавливает психологические особенности внутрисемейного взаимодействия между детьми и родителями. Необходимость и популярность этого вида экспертизы вызвана большим количеством рассматриваемых в суде дел, решающих будущее ребенка, место его проживания, а также то, кем из родителей (или неким третьим лицом) будет воспитываться ребенок в дальнейшем.

В последнее время интерес к этому виду экспертизы возрастает, причиной чему является постепенное осознание государством и судебной системой того обстоятельства, что при вынесении решений по вопросам, непосредственно затрагивающим судьбу детей, нельзя руководствоваться исключительно юридическими и материально-экономическими соображениями. Чтобы максимально защитить интересы ребенка и обеспечить ему более комфортные условия взросления, проводят экспертизу внутрисемейных отношений. Зачастую невозможно установить истинное положение дел в семейных отношениях, проведя прямой опрос детей. Дети усваивают идеальные родительские установки и чаще всего при ответе на вопросы суда транслируют эти установки бездумно, потому что «так правильно». Ребенок может быть запуган одним из родителей и побоится признаться в этом. Бывает, родители специально готовят детей к выступлению в суде, заставляя заучивать «правильные» ответы. Чтобы понять, к кому из родителей ребенок относится лучше, с кем из родителей у ребенка установились более комфортные и доверительные отношения, какова вообще семейная атмосфера, прибегают к экспертизе внутрисемейных отношений.

Экспертизу внутрисемейных отношений проводит эксперт в области психологии. Закон не устанавливает жестких правил в выборе эксперта. Однако нельзя привлекать в качестве эксперта психолога или психотерапевта данной семьи, так как он работает с семьей, эмоционально вовлечен во внутрисемейные отношения (пусть даже и в рамках профессиональной компетенции), может иметь предвзятое мнение по поводу ситуации, сложившейся в семье. Кажущееся знание терапевтом ситуации может исказить результаты исследования. В качестве методики анализа отношений применяются стандартные психологические и социологические методы диагностики: беседа, опрос, тест, проективные методики, творческие задания.

Экспертиза внутрисемейных отношений проводится как бы «с двух концов». Эксперту важно понять истинное отношение родителей к своему ребенку, а также отношение ребенка к родителям. При проведении диагностики важно определить брешь между идеальными образами семьи, детей и родителей и реальным отношением к ним. Идеальные представления родителей о ребенке и о своей роли родителя выражаются в декларируемых принципах. Истинное же отношение можно выявить с помощью специальных методик. Точно так же и ребенок может демонстрировать образ идеального члена семьи, но при этом ощущать себя совершенно иначе, испытывать качественно другие эмоции вплоть до противоположных.

Для выявления истинного отношения родителя к ребенку широко используются творческие и проективные методики. К примеру, родителю может быть предложено к написанию «Сочинение родителя», в котором он в свободной форме излагает свои взгляды на ребенка, систему воспитания, семью в целом.

Методика довольно-таки сложна, так как требует от родителя приложения значительных усилий и наличия определенного уровня интеллектуального развития, но при этом достаточно эффективно оценивает многие аспекты родительского отношения. Другая эффективная методика называется «Закончи предложение». Родителям предлагаются начала фраз, которые надо завершить. Например: «Мне нравится, когда мой ребенок...». Эта методика неоднократно доказывала свою эффективность. Причина успешности этого подхода заключается в том, что человека ставят в заданные рамки. Это ограничивает его, с одной стороны, формулой высказывания, а с другой, убирает на второй план составленные заготовки, позволяет заговорить истинным эмоциям. Как это ни удивительно, но необходимость сформулировать свою мысль в другой форме провоцирует исследуемого быть более правдивым, говорить о том, что на самом деле беспокоит его. Этот эффект связан с принципами построения лжи в мозге человека. Декларируемые установки являются, по сути, ложью, на продуцирование которой мозг затрачивает много сил. При переключении усилий мозга на лингвистическую работу по переформулировке предложений эмоциональный поток освобождается, и в предложениях появляются истинные чувства. Кроме того, подобные задания способствуют взгляду на ситуацию под несколько иным углом, что тоже служит конечному установлению истины.

Вопросы, которые возможно поставить перед экспертом при назначении экспертизы внутрисемейных отношений

  1. Каково отношение ребенка к отцу (матери, воспитателю)?

  2. Какова степень привязанности ребенка к отцу (матери, воспитателю)?

  3. Как можно охарактеризовать отношение отца, матери или воспитателя к ребенку (холодное и безразличное, теплое эмоциональное, заботливое и пр.)?

  4. Какими личностными качествами обладает отец (мать, воспитатель) ребенка?

  5. Какова основная характеристика личности родителя?

  6. Каков уровень психологического развития ребенка?

  7. Какой уровень социальной адаптации демонстрирует ребенок?

  8. Как ребенок относится к отцу (матери, воспитателю)?

  9. Усвоены ли ребенком основные нормы поведения, характерные для его возраста?

  10. Соответствует ли интеллектуальное развитие ребенка его календарному возрасту?

  11. Соответствуют ли друг другу календарный и психологический возраст ребенка?

  12. Что можно сказать о развитии личностных качеств ребенка?

  13. Состоятелен ли отец (мать, воспитатель) в качестве воспитателя ребенка?

  14. Что можно сказать об уровне психологического комфорта в семье?

  15. Какова разница между декларируемым и реальным отношением родителя к ребенку?

  16. Совпадает ли заявленное ребенком намерение жить с отцом (матерью, воспитателем) и истинные желания ребенка?

  17. Есть ли факторы во внутрисемейных отношениях, из-за которых ребенок находится в состоянии страха (подавленности, угнетенности)?

  18. Существуют ли признаки психологического давления на ребенка?

  19. Существуют ли признаки психологического давления одного родителя по отношению к другому, которые негативно отражаются на состоянии ребенка?

  20. Страдает ли психологический комфорт ребенка от внутрисемейных конфликтов?